Председательствует
Председатель Совета Федерации
В.И. МАТВИЕНКО

Председательствующий. Коллеги, переходим к рассмотрению вопроса "правительственного часа" – "О вопросах противодействия на современном этапе легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и деофшоризации российской экономики". На рассмотрении данного вопроса на заседании присутствуют: Скобелкин Дмитрий Германович, заместитель Председателя Банка России; Егоров Даниил Вячеславович, заместитель руководителя Федеральной налоговой службы
Порядок у нас традиционный: выступление докладчика – до 15 минут, остальное время – ответы докладчика, наших приглашенных на вопросы, выступления членов Совета Федерации.
Слово предоставляется директору Федеральной службы по финансовому мониторингу Юрию Анатольевичу Чиханчину.

Юрий Анатольевич, пожалуйста, Вам слово.

Ю.А. Чиханчин. Уважаемая Валентина Ивановна, уважаемые господа сенаторы! Если позволите, небольшой видеосюжет перед моим выступлением. (Идет демонстрация фильма.)

Председательствующий. Спасибо за очень интересный фильм, он не засчитывается в регламент Вашего выступления.

Ю.А. Чиханчин. Спасибо большое.

Председательствующий. Да, пожалуйста.

Ю.А. Чиханчин. Еще раз большое спасибо. 
Уважаемая Валентина Ивановна, уважаемые члены Совета Федерации! Хотел бы еще раз выразить слова благодарности за приглашение встретиться с вами на "правительственном часе", а также за то, что дали возможность рассказать, как строится работа "антиотмывочной" системы России и, в частности, нашей службы, каких результатов мы достигли, с какими проблемами сталкиваемся и что нужно, на наш взгляд, сделать в ближайшее время.

Безусловно, принятие 134-го федерального закона в прошедшем году, который поддержал Совет Федерации и утвердил впоследствии Президент Российской Федерации Владимир Владимирович Путин, позволило существенно изменить ряд положений "антиотмывочного" законодательства по различным направлениям деятельности. В первую очередь это, конечно, банковское, налоговое, правоохранительное, таможенное законодательство и так далее. Не буду останавливаться на этих законодательных нормах, вы их очень хорошо знаете, вы принимали их. Главное – данный закон позволил подтвердить международному сообществу, что Россия соответствует всем требованиям ФАТФ, ОЭСР и других международных организаций с точки зрения регулирования экономических процессов. И об этом доложено ФАТФ "двадцатке", "восьмерке", то есть Россия показала, что в государстве создан "антиотмывочный" механизм, и на сегодняшний день он соответствует, я еще раз говорю, международным стандартам.

Следующий шаг, который предстоит нам сделать, нашему государству, – показать, насколько эффективен данный механизм, какие результаты он приносит. Для этого мы должны пройти миссии Совета Европы и миссию экспертов ФАТФ. То, что мы подтвердим эффективность деятельности нашей системы, у меня не вызывает сомнения. И ряд примеров могу привести: в 2012 году в Санкт-Петербурге проходило пленарное заседание Группы "Эгмонт", вы слышали, объединяющей уже на сегодняшний день 140 финансовых разведок мира, и на данном заседании было представлено на конкурс "Лучшее финансовое расследование" расследование Российской Федерации, и мы заняли первое место. Тем самым международное сообщество финансовых разведок мира признало российскую разведку одной из лучшей разведок мира.

В 2012 же году, в 2013-м нас проверяло КТК – Контртеррористический комитет ООН, и как результат проверки – руководство финансовой разведки и представители МИДа были приглашены выступить на площадке ООН по вопросу организации противодействия финансированию терроризма, то есть рассказать о лучшей практике.

Хотелось бы сказать несколько слов, как организуется наша работа и какие результаты. Три основных направления деятельности определены в законодательстве и в стандартах ФАТФ. Первое – это регулирование, второе – препятствование проникновению "грязных" денег в экономику страны и третье – пресечение деятельности "прачечных", преступных групп, и в первую очередь тех, которые действуют на базе финансовых организаций.

Что касается регулирования, я вам вкратце доложил. Два других вопроса – это направления препятствования и пресечения деятельности. Они между собой очень тесно связаны. То, что не удалось сделать с помощью препятствующих мер, безусловно, приходится уже в дальнейшем пресекать. И нужно сказать, что не всегда результатно, не всегда мы достигаем того результата, которого хотелось бы. Даже если человек осужден или лицензия отозвана у той или иной финансовой организации, это абсолютно не означает, что все средства вернулись собственнику, в том числе государству. 

В своем Послании Президент Российской Федерации определил на 2014 год ряд основных направлений. И одной из задач, которая была там как раз упомянута, было создание прозрачности экономики. И в первую очередь делается акцент на понимание реального состояния банков и в целом финансовых организаций в государстве. И второе – это очистка от "грязных" денег, то есть ликвидация так называемых прачечных.

Если взглянуть на "антиотмывочный" закон, то основным его стержнем являются, безусловно, финансовые организации, которые должны встать на пути преступных доходов, и, если все-таки эти преступные доходы в той или иной мере сумели попасть в финансовую сферу, сообщить об этом в Росфинмониторинг. Помочь же в решении этих задач должно в первую очередь финансовым институтам государство, отрегулировав правила игры кредитных и некредитных организаций с их клиентами, и второй механизм – не допустить, в первую очередь с помощью правоохранительных органов и надзорных, криминал в экономику.

Как же работают финансовые организации в рамках, определенных государством? Мы условно делим финансовый сектор на четыре подгруппы.

Это, в первую очередь, организации, которые сами создают и распространяют криминальный бизнес и втягивают в него своих клиентов. И нужно сказать, что это высокодоходный бизнес, так как теневая площадка с большим оборотом, а есть площадки, которые существовали с оборотом до 50 млрд. рублей в месяц, и при процентной ставке до 7 процентов, безусловно, зарабатывали очень неплохо, а в кризисной ситуации ставка поднималась еще выше. Причем, как правило, такие финансовые организации берут все риски клиентов на себя, совершая операции, как они называют, "от дверей до дверей", создавая у себя внутри целые системы, механизмы с многочисленными техническими фирмами, с большим количеством сотрудников, которые участвуют в организации этих мероприятий.

Вторая группа финансовых организаций – это теневые преступные группы, которые активно используют финансовые институты, очень часто не только банки, но и иного характера – потребительские кооперативы и так далее.

Третья группа – это финансовые организации, которые в основе своей не участвуют в так называемых схемах, но, может быть, назовем так, не особо дружат с законом, нарушая… не предоставляя своевременно информацию или предоставляя некачественную.

И последняя группа – четвертая – это законопослушные финансовые организации, которые в силу неурегулированности рынка иногда попадают в сложные ситуации.

Что касается первых организаций, то, безусловно, "антиотмывочная" система в первую очередь принимает меры санкционного характера и вплоть до лишения лицензий. Можно привести пример – это последние "звучащие" банки, в том числе "Мастер-Банк" и другая группа.

Вторая группа. Здесь немножко другой подход – это выявление, конечно, самой преступной группы, которая использует финансовые организации, а с финансовыми организациями идет работа – при необходимости либо применение каких-либо мер, либо санирование этих организаций.

Третья группа – это те, которые не нарушают закон, но, может быть, не активно участвуют в этих мероприятиях. Здесь в первую очередь необходимо выяснить причины, почему это происходит. Как правило, это связано с тем, что либо это незнание сотрудниками финансовых организаций нормативных актов, но чаще всего это отсутствие должного контроля со стороны руководства финансовых организаций.

Что касается четвертой группы, тех, которые законопослушные, мы пытаемся с ними очень плотно работать, выявлять неурегулированные сектора и приводить в соответствие.

Что же нам удалось в итоге решить за последний год?

Безусловно, первое – значительно сократить вовлеченность банков в крупные теневые схемы, в том числе за счет лишения лицензий.

Второе – скоординировать деятельность ведомств, задействованных в "антиотмывочной" системе, на решении главной задачи – пресечении деятельности "прачечных", и в первую очередь в рамках действующей межведомственной рабочей группы, созданной по распоряжению Президента, по противодействию незаконным финансовым операциям. И планируется создание подобных групп, но в регионах.

Третье – увидеть, какие отрасли, регионы наиболее подвержены теневым схемам, что стало возможным после того, как на площадке Росфинмониторинга появился центр оценки рисков. Данный центр создан на основании требований стандартов ФАТФ, которая рекомендует перестроить работу от тотального контроля к контролю за рисками в секторах.

На сегодняшний день службой выделены шесть основных направлений, шесть основных рисков – это международные, финансовые институты, отрасли, регионы, бюджет и риски, связанные с финансированием терроризма и экстремизма. По каждому из направлений выработаны критерии, которые в совокупности дают возможность увидеть риски и по возможности пресечь. 

Ну, вот международные, хотел бы просто несколько слов сказать. В первую очередь – это отслеживание операций, которые совершаются со странами или компаниями, попадающими в зону риска и подпадающими под санкции Совета Безопасности ООН. Мы практически ежедневно отслеживаем такие операции, разбираемся с ними и создаем механизмы, препятствующие вовлечению наших крупных, в первую очередь, банков в подобную деятельность.

Проблемы, с которыми мы столкнулись в ходе нашей работы. В первую очередь, это мониторинг за оборотом наличной валюты, в том числе покупка-продажа иностранной валюты. Он говорит о том, что за последние годы в целом объем практически остается на стабильном уровне, не считая сезонные, экономические и иные факторы. Этот оборот составляет на крупных площадках, я уже говорил, порядка 50 млрд. рублей в месяц. Меры, принимаемые Центральным банком, снизили показатели на крупных площадках, находящихся под влиянием крупных игроков, но в целом ситуацию изменили не намного. 

Что здесь появилось? Появились в отличие от крупных игроков на сегодняшний день небольшие региональные площадки практически во всех крупных субъектах либо объединяющие группы субъектов, и это в первую очередь говорит о том, что потребность в наличности остается в государстве довольно высокой.

Во-вторых, то, что деятельность надзорных и правоохранительных органов, органов власти на местах на ранней стадии не выявляет эти явления, и начинают принимать меры только тогда, когда уже площадка заработала очень активно и ею пользоваться начинают все. 

И, в-третьих, в любой момент эти маленькие площадки могут превратиться в крупные криминальные площадки

В связи с этим, по нашему мнению, подход в этом направлении должен быть направлен на недопущение создания подобных площадок, появления таких площадок, то есть препятствование. 

Вторая проблема – это денежные потоки ушли в другие сектора, в том числе нефинансовые, в частности, потребительские кооперативы, почту, рынок ценных бумаг, сетевые магазины и так далее, которые, в отличие от кредитных организаций, либо слабо урегулированы, либо находятся практически в безнадзорном состоянии, как, например, рынок оборота драгоценных металлов. Фактически этот сектор почти три года не контролируется никем. Полномочия у Пробирной палаты резко ограничены. Другого органа в государстве не появилось. Законопроект, подготовленный Минфином, к сожалению, не может пробиться до его исполнения. 

Третье. Изменились виды финансовых операций, которые ранее были либо слабо применяемыми, либо отсутствовали вообще. Например, становятся все более распространенными операции, когда собственность, и в первую очередь деньги, переходит от одного субъекта (физического или юридического лица) к другому путем рассмотрения так называемых споров в рамках арбитражного или мирового суда. Широкий же спектр предлагаемых электронных платежей, платежных терминалов, операторов платежей виртуальных средств типа Bitcoin значительно затрудняет контроль за денежным потоком и проведение финансовых расследований. 

Четвертая проблема – это недостаточная скоординированность надзорных и правоохранительных органов на различных уровнях, сложность проведения сборов доказательной базы, лоббирование иногда по препятствию этих действий приводят к тому, что расследование затягивается на длительные годы. Материальные средства в этом случае, полученные от преступления, уходят в другие юрисдикции и практически не подлежат возврату собственнику и государству в том числе.

При отзыве лицензии у кредитной организации клиентам банков приходится выплачивать в рамках АСВ обязательные платежи, или гарантированные выплаты, вклады в значительных суммах. Я могу сказать, что только при ликвидации "Мастер-Банка" приходится выплачивать порядка 30 миллиардов. Дагестанская площадка – около 20 миллиардов, Самарская – около 20 миллиардов, ну, можно продолжить.

Что же, на наш взгляд, нужно сделать на сегодняшний день? Первое – это, безусловно, поддержать со стороны всех надзорных, правоохранительных органов, других министерств и ведомств становление мегарегулятора в лице Центрального банка. Это позволит более системно выстроить государственную политику в области регулирования деятельности финансовых организаций и выработать единую политику в надзорной деятельности в этом секторе.

Второе. Оказание практической помощи со стороны заинтересованных ведомств Центральному банку и другим надзорным органам в выявлении финансовых организаций, в отношении которых требуется применение мер по их оздоровлению и, возможно, санкций.

Выстроить механизмы раннего предупреждения о рисках и принятия мер на основании работы центра оценки рисков. И, безусловно, определить совместно с заинтересованными органами меры по реализации информации о рисках с применением тех стандартов, которые определяет ФАТФ. На наш взгляд, это наиболее удачная сегодня работа межведомственной рабочей группы, которая создана по распоряжению Президента при Администрации. (Микрофон отключен.)

Что, время истекло? Или можно еще два слова?

Председательствующий. Сколько Вам нужно?.. Пожалуйста.

Ю.А. Чиханчин. Ну, еще две-три минутки, если можно.

Председательствующий. Коллеги, есть предложение продлить время. Продлите, пожалуйста. 

Пожалуйста, Юрий Анатольевич.

Ю.А. Чиханчин. Спасибо большое.

Еще несколько моментов, которые касаются нормативной базы. Хотелось бы обратить внимание. На наш взгляд, необходимо принять меры ответственности кредитных и некредитных организаций за предоставление недостоверной, неполной информации, некачественной в Росфинмониторинг и оценивать ее так же, как предоставление недостоверной отчетности. Ну, я могу сказать, что 25 процентов поступающей к нам информации идентифицировать практически невозможно.

И, безусловно, нужно найти механизм, который бы позволил нам разбираться, что происходит с клиентами, которым банки на сегодняшний день в рамках 134-го федерального закона отказали в проведении операций и отказали в открытии счета. Они ушли с этими "грязными" деньгами куда? Что дальше? То есть нужен этот механизм.

И, безусловно, мне кажется, необходимо все-таки включить механизм оценки деятельности сотрудников, которые работали в банках, лишенных лицензии, потому что практика показывает: они переходят в другие банки и переносят свои методы работы на новые финансовые организации. Это создает, безусловно, угрозу.

И последний вопрос, который бы я хотел поднять. Безусловно, я бы обратился к вам с просьбой еще раз помочь нам разобраться с законом, который бы ограничил перемещение наличных денежных средств через границу. Сегодня мы не имеем возможности остановить деньги. Я могу сказать, что курьеры, которые работают активно на этом канале, а прошлый год все-таки довольно снизил показатели, мы сумели совместно с правоохранительными органами… 2012 год показал, что 10 млрд. долларов только наличными перевезли через границу. Разовый провоз – порядка 60 миллионов человек везет в сумочке. Мы его не можем ни остановить, ни сказать... Он написал: это мои деньги, везу отдать моему товарищу, у которого я занимал много лет назад. Нужно ограничить. На наш взгляд, нужно доводить эту норму до 15 тыс. евро.

Спасибо за внимание. Я готов ответить на вопросы.

Председательствующий. Спасибо большое, Юрий Анатольевич, за Ваш профессиональный доклад, очень интересный.

Коллеги, приступаем к вопросам. Анатолий Иванович Мишнёв, пожалуйста.

А.И. Мишнев, член Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Смоленской области.

Спасибо, Валентина Ивановна.

Юрий Анатольевич, у меня такой вопрос. Россия в этом году принимает у себя масштабный форум – Международную организацию по борьбе с терроризмом. Мы все понимаем, что терроризм как раз финансируется из этих отмывочных денег.

И, если можно, второй вопрос, Вы уже частично ответили: есть ли, вообще-то, механизм, который дает право ограничить вывоз капитала из России?

Ю.А. Чиханчин. Наверное, начну со второго вопроса. Механизмы сегодня запускаются ограничивающие. В первую очередь то, что заявил Президент в своем Послании, деофшоризация, я думаю, это как раз один из тех факторов, который позволяет, по крайней мере государственным компаниям, с государственным участием, не переводить деньги за рубеж, не важно, в уставные капиталы, подрядчикам, субподрядчикам и так далее.

Сегодня центр оценки рисков фактически в онлайн-режиме видит, что это деньги, имеющие отношение к бюджету, деньги, имеющие отношение, скажем, к собираемости за услуги ЖКХ, за тепло, за свет, уходящие за рубеж, и мы включаем на ранней стадии правоохранительные органы, предупреждаем администрацию округов, губернаторов, что такие механизмы есть, и просим их включиться, не доводя дело до уголовного.

То, что касается первого вопроса… Насколько я понял, Вы сказали о проведении у нас международной…

Мы готовимся. Это очень ответственный момент. Приезжает к нам порядка 800 человек – это основные специалисты, эксперты мира по борьбе с отмыванием денег. Сам приезд в Россию – это еще раз подтверждение тому, что в Российском государстве создан довольно эффективный механизм. Безусловно, не всё, может быть, у нас получается, но вы видели в видеосюжете, что ежегодно отмываются, несмотря на все принимаемые меры, довольно большие суммы. Я думаю, что еще раз на площадке Российской Федерации будут рассмотрены эти вопросы и поступят предложения, как улучшить нашу деятельность.

Председательствующий. Спасибо.

Мурат Ханафиевич Суюнчев, пожалуйста.

М.Х. Суюнчев, член Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Карачаево-Черкесской Республики.

Спасибо, Валентина Ивановна.

Юрий Анатольевич, у меня был вопрос по поводу Совета руководителей финансовых разведок стран СНГ. Что обсуждается сейчас на этой площадке?

Ю.А. Чиханчин. В первую очередь обсуждается то, как объединить наши информационные ресурсы. Мы очень близки по экономикам, мы очень связаны финансово, банковским сектором, поэтому объединение ресурсов и проведение совместных финансовых расследований позволит нам, я думаю, решить ряд вопросов. Я могу сказать, что буквально несколько дней назад на наших материалах совместно с Кыргызстаном возбуждено уголовное дело по курьерам, которые перемещали непонятные для нас денежные средства, и они исчислялись десятками миллионов рублей. Мы сегодня с нашими коллегами из Таджикистана, Узбекистана, Белоруссии вышли на ряд финансовых центров, которые обслуживают наркодельцов. Вот вкратце.

Председательствующий. Спасибо.

Юрий Анатольевич, два вопроса у меня.

Первое. Мы часто слышим такие пугающие цифры оттока капитала из России, что, безусловно, создает неблагоприятное впечатление об инвестиционном климате в России и так далее. Но при этом мы хорошо понимаем, что есть законный отток капитала – это кредиты, это внешнеэкономическая деятельность и так далее, а есть просто бегство капитала. Размер беды мы все должны понимать и понимать причины. И есть незаконный увод капитала. Вот есть ли какая-то методика, чтобы мы все-таки различали законный отток капитала, связанный с расширением нашей внешнеэкономической, инвестиционной и иной деятельности, и то, что тревожит: почему имеет место бегство капитала из России? Чтобы эти понятия все-таки разделялись. Это первый вопрос.

И второй вопрос. На совещании в Росфинмониторинге Президент России призвал ускорить работу по совершенствованию законодательства, касающегося противодействия нелегальным финансовым операциям. Вы частично об этом сказали. Есть ли у вас наработки проектов законов, к которым мог бы Совет Федерации активно подключиться, выступить с законодательной инициативой, обеспечить их принятие? Мы готовы к такой совместной работе.

Ю.А. Чиханчин. Большое спасибо, Валентина Ивановна, за вопросы.

Что касается законодательных инициатив, то, безусловно, они есть, мы передали их в рабочие комитеты, и сегодня с господином Рябухиным и Журавлевым мы плотно работаем. В первую очередь это касается бенефициарства, деофшоризации. Я не буду просто останавливаться на этом вопросе, я думаю, в ближайшее время они у вас появятся. В частности, работаем вместе по предложению Совета Федерации как раз по деофшоризации.

Второй вопрос, то, что касается оттока капитала. На мой взгляд, Вы абсолютно правильный задаете вопрос. Достоверной, правильной методики на сегодняшний день нет, у всех министерств разный подход. Этот вопрос поставил на последнем заседании Национального банковского совета Председатель Центрального банка, как раз рассмотреть… Я думаю, что в ближайшее время выработается эта методика, мы Вам подскажем. Но я могу одно сказать, что те цифры, которые пугают, все-таки немножко не соответствуют реальности. Да, есть одна проблема, что деньги уходят за рубеж, но большинство из них, я могу сказать, возвращается. Единственный минус, что они окрашиваются в деньги другой юрисдикции. Вот это беда, и, соответственно, здесь есть проблема. Но они возвращаются в экономику и работают.

Стабильная составляющая есть, которая остается за рубежом. Причин много. Это инвестиции, с одной стороны, это действительно криминальные деньги, остающиеся там. Механизмы мы сегодня включаем, мы видим и пытаемся решить эту задачу. Но, думаю, методика появится, мы обязательно Вам доложим отдельно.

Председательствующий. Просто граждане России должны иметь право на объективную статистику…

Ю.А. Чиханчин. Согласен.

Председательствующий. …объективную информацию. И для профессионала это важно, для имиджа России, просто для населения, потому что иногда разбрасываются такими фразами: деньги уходят, беда, клиенты уезжают… Надо спокойно, взвешенно и профессионально давать объективную статистику и объективные оценки. Спасибо.

Николай Андреевич Журавлев, пожалуйста.

Н.А. Журавлев. Валентина Ивановна, в первую очередь я хочу поблагодарить лично Юрия Анатольевича и службу за ту работу, которая ведется по борьбе с теневой экономикой.

А вопрос такой. Очевидно, что Вы позитивно относитесь к той работе, которую Центральный банк совместно с вами ведет по зачистке банковской системы Российской Федерации от недобросовестных игроков, но меня интересует этот аспект в части санации кредитных организаций вместо отзыва лицензий. Как Вы относитесь к этому механизму? Потому что не секрет, что сейчас он применяется все-таки достаточно редко. Спасибо.

Ю.А. Чиханчин. Я поддерживаю деятельность Центрального банка как мегарегулятора, как надзорного органа. Действительно, государственная система, банковская система должна очиститься от банков, которые не являются реально, фактически банками. 

Я, может быть, не выдам большого секрета, но сегодня есть банки, в которых кредитный портфель меньше четверти реального оборота банка, а остальное – не понятно, какие виды операций осуществляются. 

Что касается вопроса санации, я могу сказать, что, насколько я знаю, работая с Центральным банком, очень осторожно и избирательно подходит Эльвира Сахипзадовна к решению вопроса о лишении лицензии, несколько раз взвешивает, собирает совещания. Но тот подход, который предлагаете Вы, я думаю, что "да" для определенной группы. Те банки или финансовые организации нового уровня, которые уже криминализированы, – реально другого выхода нет, их надо лишать лицензии. Те банки, которые сегодня можно поправить, сменив управленческую или какую-то иную форму, нужно выходить... И такие примеры есть, может быть, недостаточно, нужно посмотреть опыт. Можно сказать, что самарская площадка – там прошла, да, там прошла санация. Надо посмотреть, принесла ли она должные результаты. Если принесла, надо запускать эти механизмы. Я тоже согласен с Вами. 

Председательствующий. Спасибо.

Степан Михайлович Киричук.

С.М. Киричук, председатель Комитета Совета Федерации по федеративному устройству, региональной политике, местному самоуправлению и делам Севера, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Тюменской области.

Юрий Анатольевич, скажите, пожалуйста, какие меры принимаются Росфинмониторингом по борьбе с обналичиванием денежных средств?

Ю.А. Чиханчин. Самая большая, наверное, мера… Я считаю, что это вообще зло, конечно, в государстве, большое зло, потому что большой объем наличных оборотов, которые гуляют, создает предпосылки, первое – нечистоплотным людям зарабатывать на этом. Я сказал, что 7 процентов от оборота. Это довольно много, хорошая доходная часть, наверное, бизнесу надо потрудиться. И второе – то, что мы сегодня запускаем механизм раннего предупреждения. Я считаю, что нужно не через пять-шесть лет площадку "убивать", а как только появляются зародыши, первые ростки в том или ином финансовом институте, нужно предупреждать. 

Мы такую форму запускаем, мы ряд банков, где только появляется так называемый элемент загрязненности техническими фирмами или подозрительными операциями, просто предупреждаем, говорим: "У вас проблема, уважаемый управляющий банком". Я хочу сказать, что примерно процентов 90 банков реагируют очень быстро и наводят порядок. Есть форма такая же, мы в ряде случаев предупреждаем и губернаторов и говорим, что у вас начинает… особенно банки, где лежат бюджетные деньги, бюджеты регионов. И предупреждаем полпредов. Они тоже проводят совещания, разбираются по конкретным случаям. Вот этот примитивный механизм упреждения, я думаю, более эффективный, чем механизм уголовных дел.

Председательствующий. Спасибо.

Николай Владимирович Власенко.

Н.В. Власенко, член Комитета Совета Федерации по экономической политике, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Калининградской области.

Спасибо, Валентина Ивановна.

Уважаемый Юрий Анатольевич, во-первых, спасибо за очень современный доклад и презентацию. Очень приятно, что используются современные способы демонстрации.

Хотелось бы услышать Ваш профессиональный взгляд вот на какой вопрос. В борьбе с деофшоризацией экономики, мы понимаем, может быть, есть смысл использовать не только кнут, но и пряник. Что я имею в виду? На сегодняшний день многие офшоры, офшорные территории используют на своих территориях развитые страны, такие, как Америка (штат Делавэр, мы знаем), Англия, Голландия, даже в Китае, допустим, Гонконг – это специальная зона, вроде в рамках одной страны, но тем не менее как элемент тоже некоего офшора. 

На Ваш взгляд, возможно ли какой-то здоровый, позитивный опыт этих офшоров использовать в России, может быть, где-то на какой-то территории, предположим в Калининграде, создать какой-то элемент офшора, чтобы можно было бы часть денег перевести туда? Спасибо. 

Ю.А. Чиханчин.  Если касается офшоров, их надо разделить на три составные части: первое – это офшоры, которые создают налоговые льготы, второе – систему управления создают, и последнее – те, которые скрывают информацию от контрольных, государственных, надзорных, правоохранительных и так далее органов. Наверное, самое опасное для нас – последнее. Если мы создадим льготные налоговые здесь у себя, и, кстати, в Послании Президента есть определенные посылки по Дальнему Востоку, по Сибири, говорящие о том, что, если механизмы запустить, посмотреть, как будет – возможно, это решение вопроса.

Что касается системы управления – это тоже, наверное, общая наша задача. Мы должны создавать бизнесу более благоприятные условия управленческие, здесь чиновничие барьеры убирать и так далее, чтобы они не бежали туда. 

А с третьей категорией офшоров, я думаю, что с ними нужно просто бороться и не создавать ничего подобного у нас. У нас и так есть минифинансовые организации, которые не дружат с законом и не предоставляют никакой информации, создавая льготные условия. Сами уже создали, без нашего законодательства. И только правоохранительные органы могут сегодня решить эту проблему. В принципе таким образом я отвечу.

Председательствующий. Спасибо. 

Юрий Вениаминович Шамков.

Ю.В. Шамков, первый заместитель председателя Комитета Совета Федерации по экономической политике, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Алтайского края.

Спасибо, Валентина Ивановна.

Уважаемый Юрий Анатольевич, Вы в своем выступлении и в ответах уже немного коснулись этой тематики, но тем не менее. Скажите, пожалуйста, какие на сегодня основные вопросы, которые Вы совместно решаете с нашим Банком России?

Ю.А. Чиханчин. Самый главный вопрос, который на сегодняшний день мы решаем, это, конечно, урегулированность деятельности финансовых организаций и клиентов. Центральный банк сегодня стал мегарегулятором. У него появилось очень много финансовых организаций, которые ранее не были ему подконтрольны, а были подконтрольны другим надзорным органам, в том числе и Росфинмониторингу. Это, пожалуй, самая главная задача – выстроить этот механизм  регулирования.

И второе – выстроить единый подход к надзорной деятельности. Потому что, к сожалению, получается так, что мы, как контролеры, не всегда правильно читаем даже нормативные акты. За одно и то же нарушение разный надзорный орган может наказать по-разному. Это абсолютно неправильно. И это приводит к разногласиям как межнадзорным. И, соответственно, этим пользуется бизнес. И несправедливый подход к бизнесу. Я думаю, что урегулирование – это наиболее важно. 

И второе, конечно, это ранняя стадия выявления этих негативных тенденций в финансовых организациях и пресечения их не за счет ликвидации, а за счет предупреждения, выравнивания механизмов. 

И последний вопрос – это повышение финансовой грамотности, грамотности сотрудников финансовых организаций. И, на мой взгляд, они должны быть финансовыми консультантами в первую очередь, а не ростовщиками финансовыми. И они должны помогать населению.

И второе – это общеобразовательный уровень вообще населения. Мы, к сожалению, страдаем от того, что многие люди не знают, как выстроить взаимоотношения с финансовыми организациями. Приходим к расплатам, тем, о которых я говорил. Вот платить по "Мастер-Банку", по другим. Материнский капитал – 10 миллиардов отдали, причем при дисконте очень часто было до 80 процентов. 80 процентов забирал преступник, и 20 доставалось людям. Люди просто не знают, надо учить людей. Это наша задача, мегарегулятора, и нас в первую очередь. 

Председательствующий. Спасибо.

Олег Александрович Казаковцев.

О.А. Казаковцев, член Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Кировской области.

Спасибо, Валентина Ивановна. 

Уважаемый Юрий Анатольевич, из Вашего доклада ясно, что у нас и с разведкой, и с мониторингом все хорошо. И Вы знаете, как обстоят дела в банковской системе. Но сейчас у банков отзываются лицензии, и, конечно, страдает очень сильно малый и средний бизнес. В связи с этим вопрос. Какие риски в настоящее время Росфинмониторинг видит в банковском секторе? И возможно ли как-то предупреждать, работать на упреждение и как-то уведомлять клиентов, потому что вкладчикам возмещается, а люди остаются без ничего. 

И второй вопрос. У нас на сегодняшний день и компании с госучастием участвуют в офшорных схемах. Как Вы оцениваете, какой процент компаний с госучастием участвует в офшоризации?

Ю.А. Чиханчин. Нужно сказать, что последние два года довольно активно ведется работа с компаниями с государственным участием. Это, если помните, после событий на Саяно-Шушенской ГЭС было поручение Президента, обязывающее все госкомпании, госкорпорации предоставлять информацию в Росфинмониторинг. Это существенно изменило ситуацию. Я могу назвать цифры. И мы вышли на то, что и деньги выводились за рубеж, и деньги работали с аффилированными структурами руководителей, и так далее.

Самое главное – что во многих компаниях, корпорациях с государственным участием созданы механизмы, подобные Росфинмониторингу. Я могу назвать наиболее интересные: это "Росатом", который выстроил механизм отслеживания за операциями и возможное препятствование; это "Роснефть"; "Ростехнологии"; "Аэрофлот". Да практически все, они работают в этом… Поэтому сократился очень сильно. Появились иные механизмы, они существуют, но здесь они ушли.

Что касается раннего предупреждения. Опять же здесь, я думаю, в первую очередь нужно поднимать меру ответственности и финансовых институтов за то, что они обманули клиентов, за то, что они создали эти механизмы. Отзыв лицензии – это, конечно, очень плохо. Ну, у собственника не стало лицензии – я думаю, что он особо и не растерялся, потому что бо?льшая часть средств находится за рубежом, в хороших банках, с надежной репутацией, со всем. Меру ответственности поднимать надо тех людей, начиная от собственника, управленца, и тех, кто участвовал в этих махинациях.

Я сейчас приведу один пример, может быть, он не совсем корректный. Ко мне пришел человек, который создал антикоррупционное сообщество, зарегистрировался и говорит: "Я хочу бороться с коррупцией. Народ против коррупции". Я говорю: "Можно разделить на две части? Коррупция – для меня понятно кто это: чиновники и все остальные. Кто в вашем понимании народ?" Он говорит: "Ну, вот это мы все". Я говорю: "Тогда мне ответьте на один вопрос (может, это не совсем правильно). Группа Магина, которая прокрутила через свои теневые схемы десятки миллиардов… Работали 400 человек. 400 человек! Все знали, что делается, что деньги выводятся "в тень", но никто из них не пришел и не сказал, не заявил, не написал заявление на увольнение. "Мастер-Банк"… Какое количество сотрудников работало, знали, понимали, что происходит, и ведь никто не пришел, не написал заявление, не ушел. Они же тоже соучастники этого процесса. Почему они, после того когда их лишили лицензий, спокойно переходят и работают в новых финансовых организациях?" Вот я как раз и говорю, что нужен какой-то механизм заставить и их нести ответственность. Я не говорю, что их нужно посадить, но по крайней мере – запрет на профессию в определенный период времени (может быть, подумать каким-то образом), ограничение их деятельности. Ведь это тоже серьезное воздействие на людей, оно будет останавливать их.

Мы говорим о том, чтобы дать право человеку сообщить, что ему предлагают взятку. А дать право ему… его толкают на преступление, тоже, наверное, в какой-то степени должен сработать и этот механизм. Вот на мой взгляд.

Председательствующий. Спасибо.

Антон Владимирович Беляков, пожалуйста.

А.В. Беляков, член Комитета Совета Федерации по экономической политике, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Владимирской области.
Большое спасибо.

Уважаемый Юрий Анатольевич, нет более волнующей темы сейчас, чем тема Украины. Вы знаете, что целый ряд бывших республик СНГ имеет огромную долю в своей экономике (это средства, перечисляемые из России) – Молдова, Кыргызстан, Украина входит в их число. То есть огромные деньги сегодня идут от физических лиц и от юридических лиц с территории России на территорию Украины. И я думаю, что никто не питает иллюзий, что оружие, которое неожиданно появилось у тысячи или полутора тысяч боевиков на Украине, оно не спустилось на самолете и не было откопано где-то в лесах.

Скажите, пожалуйста, что мы по этому поводу знаем, предполагаем? Какие возможные действия со стороны международных организаций могут быть в направлении подрыва финансовой устойчивости радикалов, работающих сейчас на территории Украины?

Очень много разговоров и спекуляций сейчас по поводу коррупционных денег якобы украинских чиновников, которые то ли в России, то ли за рубежом… (Микрофон отключен.)

Председательствующий. Продлите, пожалуйста.

Завершайте, Антон Владимирович.

А.В. Беляков. Да, спасибо большое.

Что по этому поводу могут предпринять в том числе и международные структуры, в которые входит Росфинмониторинг? Какие действия в связи с этим могут быть со стороны вашей службы? Спасибо.

Ю.А. Чиханчин. То, что касается международных структур, я думаю, что решение по Украине, поиск коррупционных денег, это будет обсуждаться, если в этом будет необходимость, на пленарном заседании ФАТФ, если она обозначит эту страну как угрозу (ее финансовые потоки), значит, все страны подключатся к поиску.

То, что касается контроля или мониторинга за операциями, которые идут на Украину, я хочу сказать, что мы стараемся максимально смотреть, особенно в последний период, они не выходили за пределы тех операций, которые были и ранее. Это связано с экономикой и с перемещением денежных средств от физических лиц, которые работают на территории России.

Примерно все остается в том же самом режиме.

То, что касается вообще событий на Украине, я могу сказать одно. Не буду называть эти… Но то, что те центры, международные организации, которые сегодня финансируют эти радикальные силы в Украине, они финансируют и определенные общественные организации на территории России. И над этим вопросом мы должны задуматься. Почему? Зачем? С какой целью? Мы сейчас работаем плотно с правоохранительными органами по этому вопросу, но тема серьезная есть.

Председательствующий. Спасибо.

Владимир Николаевич Плотников.

В.Н. Плотников, член Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и природопользованию, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Волгоградской области.

Спасибо, Валентина Ивановна. 

Уважаемый Юрий Анатольевич! Вы делаете очень важное государственное дело, от которого зависит и страна, и каждый гражданин, кто как-то участвует в вопросах, связанных с финансовыми операциями.

Но Вам не кажется ли, что перечисленные даже Вами угрозы и вызовы, связанные с теневыми и преступными схемами отмывания денег, с одной стороны, и система наказания, с другой… несоответствие тут большое? И надо ужесточить просто систему наказания всех, кто участвует в этих преступных схемах, иначе порядка не навести в этом деле.

Из зала. Как в Китае.

Ю.А. Чиханчин. Вопрос, я бы, может быть… Само наказание… Вопрос не в том, сколько человек получит и что. Здесь какой механизм? На мой взгляд, нужно включить несколько. Все-таки более раннее предупреждение, и не давать возможности появляться этим преступлениям. А если уже действительно оно совершено, это ответственность за свой поступок.

Один из возможных вариантов, я поддержу здесь, наверное, пожалуй, и господина Бастрыкина, – включать нужно механизм конфискации. Когда человек будет понимать, что преступные доходы уйдут от него в любом случае, и не так, как на сегодняшний день: получил два года условно – а миллиарды остались на счетах. Этого не должно, конечно, быть. Это абсолютно неправильный подход и не пугает абсолютно никого. Механизм конфискации – это один из основных, я думаю, рычагов, дающий возможность изменить ситуацию на этом правлении.

Председательствующий. Спасибо.

Владимир Федорович Едалов.

В.Ф. Едалов. Уважаемый Юрий Анатольевич, два коротких вопроса. Первый – как у Росфинмониторинга складываются отношения с партнерами за рубежом? И второй – насколько активен информационный обмен между подразделениями финансовых разведок? Спасибо.

Ю.А. Чиханчин. Я хочу сказать, что очень хорошие отношения у нас складываются с партнерами за рубежом. Мы практически из 140 стран работаем, ну, может быть, с единицами не поддерживаем отношения, а с остальными очень хорошие. К нам приходит в течение года где-то около тысячи, чуть больше тысячи запросов из-за рубежа. И примерно такое же количество отправляем мы.

Мы проводим финансовые расследования по ряду дел, где задействуются до десятка, а иногда и больше сразу, одновременно стран. Но меня другой вопрос здесь немножко настораживает. Хотелось бы, чтобы запросов из-за рубежа в отношении наших граждан, юридических лиц приходило как можно меньше, чтобы статистика уходила вниз, а не росла.

Потому что это говорит о том, что наши граждане совершают преступные действия с нашими, похищенными в России, деньгами за рубежом. Это очень плохо.

Председательствующий. Спасибо.

Вячеслав Анатольевич Штыров.

В.А. Штыров, заместитель Председателя Совета Федерации, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Республики Саха (Якутия).

Уважаемый Юрий Анатольевич! Мой вопрос будет в развитие нескольких вопросов, которые здесь Вам задавались, и я хотел просто услышать уточненное, ваше акцентированное мнение. 

Служба финмониторинга, в общем-то, набрала обороты в работе, пользуется уважением, накопила статистику и имеет какой-то свой взгляд на жизнь. Давайте разделим финансовые потоки, которые уходят за рубеж, на две части: криминальные и вполне открытые, легальные. Я не беру сейчас криминальные, а беру нормальный, легальный поток денежных средств. Вот Вы говорите, его оборот… ушел за границу, "окрасился" там и в большей своей части вернулся в Россию и здесь работает. Вроде безобидная схема, но это только на первый взгляд. На самом деле есть большие потери в экономике. Например, эти средства могли бы не двигаться за рубеж, а послужить пассивами для нашей кредитной системы, что увеличило бы конкуренцию на рынке, снизило бы процентные ставки, могли бы хотя бы краткосрочно поучаствовать в фондовых рынках и так далее. То есть есть много преимуществ, если они здесь остаются. Так вот, вопрос мой заключается в следующем: исходя из своего опыта, считаете ли Вы целесообразным ввести ограничения на вывоз капитала, например, через систему получения лицензий на вывоз капитала, элементы которой существовали в 90-е годы?

Ю.А. Чиханчин. Большое спасибо.

Вы действительно правы, что раз в любом случае деньги уходят туда, и уходят, может быть, не совсем, сказать нельзя – законно, правильным путем, это уже плохо. Даже основная масса денежных средств, которая уходит, так называемый серый импорт – уже говорит, что "серый"… Мы не заплатили таможенные платежи, ушли от налогов и так далее. Лучше бы сделать, пойти по… 

Что касается ограничительных мер, мы проходили 90-е годы, эти ограничительные меры, были спецэкспортеры. К сожалению, это тоже не в полной мере дало ответы на все вопросы. Мы знаем очень крупные коррупционные дела, когда спецэкспортеры монополизировали эту деятельность и зарабатывали не 20 человек, а зарабатывал один. Здесь нужен, наверное, комплекс мер. Меры в первую очередь все-таки, я думаю, и со стороны государства должны быть, которые четко определяют правила игры, зачем и почему эти деньги уходят, и со стороны финансовых институтов. Нельзя просто проводить операцию, написав в платежке "по договору № 1". Банк должен знать своего клиента и должен останавливать, если эта операция не соответствует… А когда "договор № 1", потом начинаешь поднимать документ, видишь там: в дополнение к контракту № 6. Поднимаешь контракт № 6, а там написано еще какое-то дополнение, до бесконечности… Это, наверное, не решение. Знай своего клиента и ограничивай. И если эта операция сомнительная… Вы дали сегодня право банковскому сектору отказать в проведении операции, заблокировать счет, не дать открыть счет. Вот этот механизм нужно включить. Я думаю, попробуем сначала вот это, если нет, недостаточно, не сработает, тогда будем искать еще какие-то меры. 

Практика уже пошла. Где-то порядка 10 тысяч за этот год операций не совершилось подозрительных, банки им отказали. Более подробно, может, скажет Дмитрий Германович Скобелкин, представитель Центрального банка. Но это уже начало пути, нужно проанализировать и понять, что мы получили от этого.

Председательствующий. Спасибо.

Максим Геннадьевич Кавджарадзе.

М.Г. Кавджарадзе, член Комитета Совета Федерации по конституционному законодательству, правовым и судебным вопросам, развитию гражданского общества, представитель в Совете Федерации от законодательного (представительного) органа государственной власти Липецкой области.

У меня такой вопрос. Вы являетесь серьезной аналитической структурой, которая может, используя информацию, которую вы накопили уже в течение определенного времени, сколько вы существуете, для того чтобы стимулировать рынок. Вы знаете, что в Европе с 2015 года будет запрещено хождение наличных денег, только 140 евро можно будет потратить в магазине, всё переходит на кредитные карточки. Но в Российской Федерации до сих пор главенствует, грубо говоря, скажем, американская система – это VISA и MasterCard. То есть все граждане используют VISA и MasterCard, что позволяет четко анализировать банковским структурам на Западе, вообще финансовой системе и правительствам стран, куда и как размещать деньги. Все люди тратятся через западные платежные системы. Сколько находится денег на этих кредитных карточках у граждан Российской Федерации, сколько они тратят за рубежом ежегодно и в нашей стране именно по этой платежной системе?

Почему до сих пор не создана российская платежная система, где Президенту Российской Федерации… (Микрофон отключен.) 

Председательствующий. Прошу продлить время.

Завершайте, Максим Геннадьевич.

М.Г. Кавджарадзе. …Президенту Российской Федерации будет гораздо легче видеть, какой бизнес и как востребован даже средний бизнес по тем тратам, которые сегодня делают российские граждане? Спасибо. 

Ю.А. Чиханчин. Спасибо большое. 
Я не готов сейчас назвать цифры, сколько на той системе, сколько той используется. При необходимости могу, проблем нет, в течение получаса машина ответит на все эти вопросы.

Что касается создания национальной платежной системы, чтобы создать какие-то карты подобные у себя в стране, я поддерживаю, я только буду рад. С одной стороны, я хочу сказать, что мы будем менее прозрачны для наших коллег за рубежом. К сожалению, они видят все ваши операции, тех, кто выезжает за рубеж и кто совершает здесь. И, более того, я могу сказать, что у американских коллег, по крайней мере то, что они сами сказали, у них есть даже такой программный продукт, который позволяет на основании финансовых операций нарисовать психологический портрет человека. 

Председательствующий. Спасибо. 

Ю.А. Чиханчин. Где покупаете и что покупаете и чем болеете, что смотрите и так далее, и так далее.

Председательствующий. Спасибо. 

Коллеги, вопросы завершены. Мы получили исчерпывающие, очень содержательные ответы. 

Юрий Анатольевич, присаживайтесь. 

Сейчас переходим к выступлениям. 

Эдуард Эргартович Россель, пожалуйста.

Э.Э. Россель, член Комитета Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам, представитель в Совете Федерации от исполнительного органа государственной власти Свердловской области.

Спасибо, Валентина Ивановна. 

Я хотел тоже поблагодарить Юрия Анатольевича. Юрий Анатольевич дал нам очень хорошую информацию для размышления глубокого. 

Я сейчас хотел коснуться вопроса наркотиков, которые приносят очень серьезный доход этому бизнесу запрещенному. Я давно вынашивал мысль такую и сейчас хочу ее высказать. Я думаю, что касается наркотиков, есть смысл легализовать в России употребление наркотиков. Сразу мы бьем в корень продавцам, которые потеряют рынок, мы сразу будем знать весь перечень больных и через это способствовать лечению людей, и тем самым мы спасем хотя бы наше поколение, и количество людей, которые будут принимать наркотики, будет уменьшаться. 

Вот в прошлый "правительственный час" выступал Иванов Виктор Петрович, который говорил о том, что он несколько раз ставил вопросы производства наркотиков для больниц, чтобы помогать людям, которые уходят из жизни в связи с тяжелыми болезнями, и никто не слушает. Я вот послушал его и в рамках уральского фармацевтического кластера рассмотрел, есть возможность это сделать или нет. Установил, что да, можно сделать и бесконтактным способом, ни один человек не присутствует при производстве. 

Я бы хотел, чтобы мы посмотрели на это, скажем, Иванов, Минздрав и так далее… И поставить это на легальную основу: если человек принимает наркотики, он приходит и получает… Конечно, это должна быть государственная система, в противном случае она работать не будет, точно так же, как государство поддерживает больных раковыми заболеваниями, диабетом и так далее. 

Вот, собственно, мое предложение. Спасибо.

Председательствующий. Спасибо. 

Андрей Александрович Клишас.

А.А. Клишас. Спасибо, Валентина Ивановна.

Уважаемый Юрий Анатольевич, Вы совершенно справедливо сказали, что ответственность и менеджеров, да и, собственно, собственников кредитных организаций нужно повышать. Например, в отношении собственников такая форма ответственности, как запрет на профессию, не работает, понятно. 

У меня следующее есть к Вам предложение. У нас уже готов проект закона, который устанавливает ответственность собственников кредитных организаций за те схемы, которые ведут, по сути, к банкротству и к потере денег со стороны населения. Тем не менее это вопрос, конечно, очень деликатный, особенно когда дело касается уголовной ответственности. Поэтому сегодня этот проект закона находится в стадии согласования с Верховным Судом Российской Федерации. Я хотел предложить Вам тоже с нами совместно поработать. Мы Вам направим этот проект, и если Вы посчитаете, что там есть какое-то рациональное зерно, я предлагаю совместно его обсудить перед тем, как мы будем его вносить в Государственную Думу. Мы все Ваши замечания и пожелания учтем. Спасибо. 

Председательствующий. Спасибо. 

Сергей Николаевич Рябухин, пожалуйста.

С.Н. Рябухин. Уважаемая Валентина Ивановна, коллеги! Проект постановления, который мы подготовили и внесли на рассмотрение, я предлагаю принять за основу с учетом того, что в течение двух недель мы получим предложения от профильных комитетов, коллег. Мы доработаем его и 26 марта внесем на окончательное утверждение. Что касается того алгоритма взаимодействия, о котором говорил Юрий Анатольевич, мы детально обсудили наши возможные варианты сотрудничества, передали шесть законопроектов, которые касаются налогового, бюджетного, уголовного кодексов, 44-го федерального закона о контрактной системе, закона о Внешэкономбанке и регистрации юридических лиц. То, что сказал коллега Клишас Андрей Александрович… Мы рассчитываем здесь на взаимодействие и рассчитываем, что в марте мы получим согласованные проекты законов. Спасибо.

Председательствующий. Благодарю Вас, Сергей Николаевич. 

Коллеги, проект постановления Совета Федерации "О вопросах противодействия на современном этапе легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, финансированию терроризма и деофшоризации российской экономики" (документ № 74) у вас имеется, предлагаю принять его за основу. Прошу всех проголосовать. Идет голосование.

Результаты голосования (12 час. 01 мин. 00 сек.)
За                        137 чел.    82,5%
Против                     0 чел.      0,0%
Воздержалось          0 чел.      0,0%
Голосовало           137 чел.
Не голосовало         29 чел. 
Решение:                 принято

Решение принято. Благодарю вас. 

Коллеги, в окончательном варианте мы его примем на следующем заседании Совета Федерации, поэтому еще раз хочу напомнить: поправки к проекту постановления в срок до 15 марта прошу направить в Комитет Совета Федерации по бюджету и финансовым рынкам. 

Уважаемый Юрий Анатольевич, еще раз хочу Вас от имени Совета Федерации сердечно поблагодарить за действительно очень хороший, содержательный доклад, за ответы на вопросы. Мы очень высоко ценим то, что делает ваша служба, и я имела возможность посетить Росфинмониторинг, увидела, какой современный центр создан, как современно работает, "не дедовскими" методами, а современно работает служба, и не только с точки зрения контроля, но инициируя новые идеи, новые предложения, в том числе по совершенствованию законодательства. Я убедилась, что все участники финансового рынка "под колпаком", причем очень серьезным "колпаком". 

Пользуясь случаем, хочу обратиться к представителям бизнеса и представителям госзаказчика: не надо нарушать закон. Включаешь – и всё видно на экране, любую фирму: куда заплатила, как заплатила, куда пошли деньги. Поэтому лучше дружить с законом и делать всё в рамках правового поля. Вы все "под колпаком" Росфинмониторинга. Вот об этом не забывайте. 

Поэтому спасибо огромное Вам, спасибо Вашим коллегам, и у меня есть такое почетное поручение моих коллег-сенаторов – вручить Вам сегодня нашу памятную медаль "Совет Федерации. 20 лет", что я с удовольствием хочу сделать.

(Председательствующий вручает награду. Аплодисменты.)

Благодарю приглашенных, всех, кто участвовал в рассмотрении этого вопроса. Спасибо большое за участие.