Какие новые мегапрачечные по отмыванию "грязных денег" появляются сегодня в мире, какие страны в зоне особого риска? Как России удалось не пустить на свой финансовый рынок "хавалу" и что сегодня больше всего беспокоит межправительственную Группу разработки финансовых мер борьбы с отмыванием денег (ФАТФ)? На эти и другие вопросы "РГ" попросила ответить президента ФАТФ Владимира Нечаева.
 
30 июня 2013 года Норвегия передала России председательство в этой организации, в которую входят 34 страны мира.
 
Утверждение российской заявки на председательство в 2013 - 2014 годах означает, что Россия находится на хорошем счету и имеет высокий рейтинг своей антиотмывочной системы. Через год в права председателя вступит Австралия.
 
Владимир Павлович, вы уже скоро месяц в этом статусе, год были вице-президентом ФАТФ, так что вы хорошо знаете эту кухню?
 
Владимир Нечаев: Актуальным является все, что связано с Интернетом и электронными кошельками. Онлайновые платежные системы особенно уязвимы для их использования террористическими организациями. Интернет-казино, интернет-банкинг, теневая банковская деятельность тоже в поле зрения. Киберпреступность, для которой не существует границ, возможно, сегодня является весьма доходным сектором "грязных" денег.
 
Есть новая тема - предоплаченные карты, через которые идут обезличенные денежные переводы, платежи. Эти карты предлагаются на глобальном рынке в качестве новой финансовой услуги и пока недостаточно охвачены надзором.
 
ФАТФ недавно проанализировала ее с точки зрения угроз. Опубликовала документ по риск-ориентированному подходу в отношении предоплаченных карт, мобильных платежей и оплаты услуг через Интернет. Надзор имеет важное значение в антиотмывочных системах.Финансовые операции, сектора, которые по каким-то причинам не регулируются и не контролируются в государствах, могут стать для них проблемой с точки зрения оценок ФАТФ. Поэтому идея мегарегулятора в России направлена в том числе на снижение таких рисков.
 
"Черный список" ФАТФ
 
Владимир Нечаев: Изначально в 1989 году ФАТФ создавалась, чтобы разработать меры по борьбе с отмыванием денег и защите международной финансовой системы от проникновения преступных денег. Поэтому низкие рейтинги стран - это, прежде всего, угроза общей финансовой системе из-за тех недостатков, которые у них имеются.
 
Хорошо отлаженный механизм взаимных оценок стран позволил запустить систему воздействия на государства, которые игнорируют принятые международные стандарты. Сегодня, если к государству применяются санкции ФАТФ, это означает огромные потери для граждан и компаний - проблемы при проведении международных расчетов, падение инвестиционной привлекательности. Банкам рекомендуют ограничить дела со странами, включенными в "черные" списки ФАТФ.
 
Россия, помнится, побывала в этом списке.
 
Владимир Нечаев: Да, в 2000 году. Этот список тогда включал не сотрудничающие в сфере противодействия отмыванию преступных доходов страны. Но в октябре 2002 года мы оттуда вышли, после того, как сформировали антиотмывочную систему.
 
Какие страны сегодня входят в "черный" список?
 
Владимир Нечаев: Он имеет две градации. Первая, самая серьезная, это когда ФАТФ призывает ввести контрмеры - усиленный контроль финансовых операций, рекомендует странам воздерживаться от открытия на своих территориях филиалов банков таких стран. Много механизмов давления. Сейчас под такими санкциями находятся Иран и КНДР. Они не входят ни в одну региональную группу по типу ФАТФ, не сотрудничали до последнего времени с ФАТФ. Но, ощущая изоляцию, вынуждены идти на взаимный диалог. В Иране уже даже создана финансовая разведка.
 
Что касается второй группы стран, то, несмотря на серьезные недостатки, ФАТФ пока не призывает применять к ним контрмеры, но обращает внимание других стран на то, чтобы они учитывали риски. Это более мягкая форма давления.
 
Если страна из "черного" списка не исправляет недостатки, то имеет все шансы попасть в международную изоляцию.
 
Вместе с тем хотел бы добавить, что ФАТФ и региональные группы по типу ФАТФ продолжают работать с такими странами, оказывая им содействие в налаживании их антиотмывочных систем, с тем чтобы они могли быть выведены из списков.
 
Преступления, связанные с отмыванием денег, не всегда очевидны для простых граждан. Но жертвой тех же финансовых мошенников может стать любой из нас. Финансовые пирамиды, махинации с банковскими картами, фальшивые банкротства - все это формы экономических преступлений, пострадать может каждый.
 
Смотрю, среди "сомнительных" стран из "черного" списка нет ни одной европейской.
 
Владимир Нечаев: В Европе антиотмывочная система хорошо развита. Действует сильная региональная группа по типу ФАТФ - МАНИВЭЛ. Конвенция Совета Европы об отмывании, выявлении, изъятии и конфискации доходов от преступной деятельности подписана многими странами. Здесь большие финансовые потоки, финансовые группы, которые реально заинтересованы, чтобы антиотмывочные стандарты и законы четко работали.
 
А Россия как котируется?
 
Владимир Нечаев: Она на хорошем счету. После последнего всеобъемлющего отчета ФАТФ в 2008 году к нам были замечания, но недавно принятым федеральным законом о противодействии незаконным финансовым операциям они учтены и отражены. Насколько достаточно, чтобы снять претензии, будет видно после анализа, который проведет секретариат ФАТФ в октябре этого года перед защитой нашего отчета о прогрессе.
 
О каких все же претензиях речь?
 
Владимир Нечаев: По установлению бенефициарных собственников, по полномочиям таможенных органов в отношении контроля за перемещением наличных средств и платежных документов.
 
Были замечания к небанковскому сектору, платежным терминалам, контролю за электронными переводами. Сейчас, насколько я знаю, эти недостатки уже устранены. Повседневная жизнь завязана на разумные рекомендации ФАТФ. И меняется благодаря им. Когда страну оценивают со стороны, взгляд эксперта оказывается очень ценным.
 
Сегодня среди усилий ФАТФ - развитие мер по выявлению конечных собственников юридических лиц. Установление и учет бенефициарных владельцев компаний - ключевой компонент любой антиотмывочной системы. Именно эти люди контролируют фирмы-"однодневки", фирмы-"прокладки", которые создаются для проведения незаконных операций. Для России они стали большой проблемой. Но новый закон должен помочь решить ее. В нем также отражена рекомендация ФАТФ о налоговых преступлениях как предикатных к отмыванию денег.
 
Думаю, что российские органы, которые борются с отмыванием денег, в первую очередь Росфинмониторинг, начнут также выстраивать более тесные отношения с налоговой службой.
 
А что, сложно их выстраивать? Почему так важен этот рейтинг ФАТФ?
 
Владимир Нечаев: Не думаю. Просто налоговые преступления не входили ранее в число преступлений, доходы от которых рассматривались бы через призму отмывания.
 
Просто нужно продумать регламент взаимодействия, ведь здесь важным будет вопрос обеспечения конфиденциальности информации и ее правильного использования. Это вопрос практических шагов Росфинмониторинга и Федеральной налоговой службы. Все заинтересованы в чистоте системы в своей стране, все делают одно дело, но каждый на своем участке. Не зря одной из рекомендаций ФАТФ является межведомственное взаимодействие - система должна работать в комплексе, как механизм, состоящий из разных элементов или блоков, каждый из которых выполняет конкретную функцию. Ведь если в часах работает минутная стрелка, а часовая стоит на месте, вы скажете, что не работают часы в целом?
 
Кстати, есть благополучные страны, к которым ФАТФ не имеет претензий?
 
Владимир Нечаев: Если брать отчеты ФАТФ, то нет ни одной страны, которая получила бы рейтинг на полное соответствие всем стандартам. Неплохо выглядят страны Скандинавии, Бельгия, США, Великобритания. Но и у них есть недостатки в системе.
 
Хавала - это не по-нашему
 
Россия впервые вошла в состав Управляющей группы ФАТФ, а вы вступили на пост президента. К чему обязывает эта миссия нашу страну?
 
Владимир Нечаев: Это ответственность за продвижение наших приоритетов на международной арене. Их я изложил в июне, в Осло, на последнем пленарном заседании ФАТФ под норвежским председательством. Один из ключевых связан с темой доступности финансовых услуг. Аналогичную тему в своем выступлении, в качестве специального представителя Генерального секретаря ООН по вопросам финансовой доступности затронула королева Нидерландов Максима. Обсуждение шло в дискуссионном ключе.
 
О чем дискутировали?
 
Владимир Нечаев: О вовлечении в легальный финансовый сектор граждан. Многие банки, финансовые учреждения опасаются привлекать в качестве клиентов незащищенные слои населения, понимая, что при проверках могут быть претензии к достаточности учета рисков в отношении этой группы клиентов. Но именно при таком подходе в мире возникают альтернативные системы денежных переводов, растет оборот "грязных" наличных денег.
 
1,6 триллиона долларов "грязных денег" - преступных доходов - ежегодно отмывается в мире
 
Кто в таком случае оказывает услуги?
 
Владимир Нечаев: Общепринятый термин в ФАТФ - "хавала". Когда люди договариваются с каким-то агентом, который принимает у них деньги на условиях взаимозачета. А выплаты может производить по звонку в любой другой стране: "выдай гражданину А". Это не значит, что эта деятельность преступна изначально. "Хаваладары" занимают нишу, не охваченную банковской системой. Вопрос в контроле и надзоре.
 
У нас тоже есть своя "хавала"?
 
Владимир Нечаев: Королева Нидерландов как раз хвалила Россию за то, что мы расширяем доступность для населения финансовых услуг. Это и кредитные карточки, и дебетовые. Кроме того, наш плюс в том, что Сбербанк изначально, с советских времен, имел свои отделения в небольших городках, в деревнях. Почта традиционно тоже обеспечивает доступ к денежным переводам, другим финансовым услугам. Но не во всех регионах мира дело так обстоит, особенно в слаборазвитых странах, где держать банк или его филиал в труднодоступных и малонаселенных местах нерентабельно. Поэтому и идет поиск компромисса.
 
Как ФАТФ предлагает выходить из этого клинча?
 
Владимир Нечаев: В 2012 году приняты новые стандарты ФАТФ. Один из них предполагает, что каждая страна разработает и утвердит национальную оценку рисков. Это, в частности, поможет многим финансовым организациям предлагать легальные финансовые продукты на приемлемых для ФАТФ требованиях к проблемным клиентам. То есть Рекомендации ФАТФ и расширение доступности финансовых услуг не противоречат друг другу, а взаимодополняют.
 
По следу "грязных денег"
 
Россия национальную оценку рисков уже провела?
 
Владимир Нечаев: Насколько я знаю, рабочая группа сформирована. Нужно проанализировать информацию правоохранительных, надзорных органов, Центрального банка, частного финансового сектора. Данные в отношении новых финансовых продуктов, которые могут еще не получить достаточного госрегулирования. Страховой сектор также очень важен. Услуги платежных терминалов.
 
Через несколько лет эксперты ФАТФ приедут в Россию с проверкой на соответствие новым стандартам, которые были приняты в феврале 2012 года. Первыми же об исполнении их в октябре 2014 года отчитаются Норвегия и Испания.
 
Если страна хочет получить положительный рейтинг, то необходимо провести качественную оценку рисков. Некачественная национальная оценка рисков (или ее отсутствие) окажет негативный каскадный эффект при проверке. От этой оценки в конечном счете и зависит правильная работа финансового сектора с клиентами. Одна из задач в течение года российского президентства в ФАТФ - организовать обучение экспертов, которые будут оценивать страны по новым правилам. На квалификацию экспертов, качество будущих отчетов особое внимание обращают и МВФ, и Всемирный банк.
 
Вы уже приступили к этой работе? Какие будут особенности?
 
Владимир Нечаев: Мы хотим усилить региональную составляющую. Со всеми возникающими вопросами представители стран будут, наверное, обращаться не в секретариат ФАТФ, в штаб-квартиру в Париже, а в региональные группы по типу ФАТФ. Их сегодня в мире восемь. Во всех регионах планеты. Это и Евразийская Группа (ЕАГ), объединяющая 9 стран, и Азиатско-Тихоокеанская Группа (АТГ), МАНИВЭЛ в Европе, Группа в Карибском бассейне, в Южной Америке, в Западной, в Южной Африке, в Северной Африке и на Ближнем Востоке. Россия является членом или наблюдателем в трех из них, и сегодня председательствует в Евразийской группе. Усиление и сближение региональных групп по типу ФАТФ - также один из приоритетов председательства России в ФАТФ.
 
Антинаркотическая тематика заявлена как один из приоритетов России в ФАТФ?
 
Владимир Нечаев: Да. По инициативе России впервые проводится исследование финансовых потоков от опиатов. Если маршруты движения самих наркотиков понятны, и правоохранительные органы их отслеживают и пресекают, то с движением денег сложнее - не все возвращаются в страну, где производятся наркотики, а оседают в других странах. Понять эти процессы крайне важно. Легализация преступных доходов служит источником финансовых и экономических потрясений для любого государства мира. А ущерб от финансирования терроризма определятся еще и потерей тысяч человеческих жизней.
 
Накачивание экономики "грязными" деньгами - это серьезная опасность для экономики любого государства. Нарушаются действие рыночных механизмов, идет криминализация, "крышевание" секторов экономики, растет инфляция. Банки, которые не брезгуют наркодоходами, привлекают и коррупционные доходы. При этом становятся более конкурентоспособными - у них появляется больше ликвидности. Выше прибыль.
 
К июню 2014 года исследование будет завершено. Мы постараемся понять, где оседают наркоденьги, во что превращаются, если не идут назад на оплату наркотиков.
 
А во что чаще всего они превращаются?
 
Владимир Нечаев: В недвижимость. В благополучных процветающих странах.
 
Недавно раскрыли подпольную группу из 400 банкиров, которая за пять лет обналичила больше 36 миллиардов рублей. МВД описало схему: деньги от клиентов безналом переводились на расчетные счета фирм-однодневок, открытые в подконтрольных банках, затем обналичивались или направлялись на счета в прибалтийских государствах или на Кипре, легализовались через приобретение недвижимости. Почему теневым финансистам удавалось так долго действовать и хорошо зарабатывать? Что им помогало: несовершенное законодательство, коррупция? Такие группы крышуют чиновники?
 
Владимир Нечаев: Во-первых, эти группы надо найти. Они работают умело, выстраивают, как вы сказали, длинные цепочки по переводу денег. Но проблем здесь несколько. Это своевременность информации для нашей правоохраны в финансовых учреждениях. А ее можно получить только после возбуждения уголовного дела.
 
Кроме того, деньги переводятся в разные концы света моментально. А практика международных запросов, оперативной работы требует соблюдения формальностей. Языкового перевода, доказательств и дополнительных материалов. То есть "немедленно" не получается: проблема наличия границ непреодолима на нынешнем этапе. Здесь встают и права человека, и конфиденциальность. Стандарты и рекомендации ФАТФ как раз говорят, что на преследование преступных денег должны быть брошены все оперативные силы, включая международные. Тогда, если решения не запаздывают, шансы на успех возрастают. Проблема и в том, что в процессе глобализации адаптируется и разрастается организованная транснациональная преступная деятельность. Поэтому ФАТФ ставит задачи по упрощению процедур обмена информацией между всеми антиотмывочными структурами.
 
После скандала с Кипром появились новые пристанища беглых денег. По сообщениям западных агентств, грязные деньги начали появляться в Литве, все активнее перетекают в азиатские офшорные зоны, в Сингапур и Гонконг. Чем азиатские зоны отличаются от европейских? Чем они опасны?
 
Владимир Нечаев: Я бы не стал называть эти страны офшорами для "грязных" денег. Это страны с меньшим налогообложением. У Гонконга и Сингапура относительно благополучная оценка со стороны ФАТФ. Литва имела замечания со стороны ФАТФ. Но с вступлением в ЕС усилила контроль за банками, как и другие страны Балтии, обязанные выполнять евросоюзовские директивы.
 
Что касается азиатских офшоров, то поскольку Европа ужесточает требования по стандартам раскрытия информации, то деньги уходят туда, где им лучше. Региональная Азиатско-Тихоокеанская Группа по типу ФАТФ считается довольно сильной. Но там много маленьких островных государств со слабыми пока антиотмывочными системами - например, Фиджи, Вануату, Кирибати, которые могут использоваться в незаконных финансовых операциях. Поэтому в особой группе риска для всех стран - все же бенефициарные собственники. На них надо выходить, чтобы понять, кто проводит операции.
 
Центральный банк обеспокоен объемом средств, легализованных через Белоруссию и Казахстан посредством схем фиктивного импорта. И что мешает прикрыть этот канал?
 
Владимир Нечаев: Ответ на этот вопрос не входит в мою компетенцию. Мошеннические схемы с компенсацией НДС, фиктивные платежки - все это есть в разных регионах мира. Преступники используют способы, которые срабатывают. ФАТФ в данном случае изучает типологии и представляет лучшие практики для противодействия.
 
Предлагалось создать в рамках Таможенного союза специальную структуру, которая займется контролем за соблюдением "антиотмывочного" законодательства в таможенной сфере. Как вам эта идея? Поддержите? Или такое ведомство лишнее?
 
Владимир Нечаев: Не знаю, как насчет ведомства, но общий наднациональный механизм контроля в Таможенном союзе должен быть и, насколько мне известно, сейчас идет работа по его созданию. Может, в рамках Евразийской экономической комиссии? Открытость границ внутри Таможенного союза создает вопросы и при оценке России как отдельного государства по выполнению рекомендаций ФАТФ. Особенно по трансграничному перемещению наличных средств внутри Таможенного союза. Для Евросоюза с его внешними и внутренними границами - эта проблема оценки ФАТФ тоже не решена. Мы рассматриваем, какой подход будет применяться к оценке каждой страны.
 
о личном, и не только
 
Каковы обязанности президента ФАТФ?
 
Владимир Нечаев: По традиции президент ФАТФ должен посещать пленарные заседания региональных групп по типу ФАТФ, информировать о тенденциях, о проблемах, недостатках или достижениях в конкретном регионе с точки зрения ФАТФ. Недавно выступал на пленарном заседании группы "Эгмонт" в Южной Африке, сейчас вернулся из Шанхая, с заседания Азиатско-Тихоокеанской Группы. Кстати, похвалил за успех - четыре страны вышли из списка ФАТФ по усиленному мониторингу. Это Бруней-Даруссалам, Таиланд, Филиппины, Шри-Ланка.
 
Что для вас самое трудное в столь почетной миссии?
 
Владимир Нечаев: Пока трудностей нет, я всего только около месяца как президент.
 
А где ваше постоянное рабочее место? В штаб-квартире ОЭСР, в Париже?
 
Владимир Нечаев: Можно было бы сказать, что весь мир. В штаб-квартире я буду бывать только во время пленарных заседаний и брифингов, это три раза в год. Если не в поездках, то работаю здесь, в Москве, в Международном учебно-методическом центре финансового мониторинга (МУМЦФМ). Связь сегодня хорошо развита, так что большая часть работы осуществляется через электронную почту.