"Известия". 11 сентября 2014 года

АВТОР: Анастасия Алексеевских

Законопроект предполагает создание черного списка граждан и компаний, которым кредитные организации ранее отказали в обслуживании из-за подозрений в нарушении «антиотмывочного» закон

Росфинмониторинг и Центробанк по поручению правительства разрабатывают законопроект, предусматривающий создание публичного перечня подозрительных клиентов банков — тех граждан и компаний, которым ранее банки отказали в обслуживании. Об этом «Известиям» рассказал замдиректора Росфинмониторинга Павел Ливадный. По его словам, поправки будут внесены в «антиотмывочный» закон (115-ФЗ) и закон «О банках и банковской деятельности». Ливадный отметил, что поисковик по подозрительным клиентам будет публичным и банки смогут использовать его в качестве риск-ориентировки при обслуживании частных и корпоративных клиентов. Пока что банки ведут подобные списки самостоятельно и эту информацию не распространяют.

С прошлого года банки вправе отказать гражданам и компаниям в проведении операций при возникновении подозрений о том, что транзакции направлены на отмывание преступных доходов либо финансирование терроризма. У банков также есть право расторгать договор банковского вклада, счета, если клиент неоднократно осуществляет подозрительные операции. Если банки понимают изначально, что частный или корпоративный клиент с большой долей вероятности будет совершать сомнительные операции, то кредитная организация вправе сразу отказать ему в заключении договора вклада/банковского счета.

По словам Ливадного, эти нормы 115-ФЗ достаточно активно применяются начиная с ноября 2013 года.

В основном происходит отказ в проведении сомнительных операций, — говорит Ливадный. — Однако (хоть и на порядок меньше) существует немало случаев отказа от заключения договора с клиентом либо от продолжения работы с ним. Применение этих мер, с одной стороны, соответствует международным стандартам, а с другой — способствует санации банковского сектора от «серых» и «черных» схем, от реально и потенциально связанных с криминалом клиентов и в целом лежит в русле реализации проводимой сейчас ЦБ политике по созданию непреодолимых барьеров на пути грязных денег в экономику. Но понятно, что клиент, которому отказали в обслуживании в одном банке, может пойти в другой, в третий, в четвертый... и рано или поздно найдет ту финансовую организацию, которая согласится его обслуживать. Хотя бы по причине неосведомленности о клиенте. Информация об операциях, в которых отказано, и о клиентах, с которыми расторгнут договор или которым отказано в подписании соглашения, поступает от кредитных организаций в Росфинмониторинг. Эти сведения должны быть публичными.

Будет ли черный список или поиск по нему доступен общественности, а не только банкам, пока не решено. Ливадный подчеркивает, что основным условием эффективной профилактики незаконных финансовых операций является информированность банков о том, кто их совершает.

Поэтому по поручению правительства финансовая разведка и Банк России работают над законопроектом, устанавливающим возможности ведения перечня клиентов, с которыми банки прекратили деловые отношения на основании применения правил внутреннего контроля, — рассказал Ливадный. — Важно, чтобы банки, получив доступ к подобному списку, кто бы его ни вел (в отношении этого нет сейчас определенной позиции), ориентировались на эти данные. Но при этом банки должны помнить, что само по себе нахождение в этом перечне не является определяющим основанием для принятия решения в духе «такой клиент нам не нужен». Банки должны изучить этого клиента, его деятельность. Список в данном случае играет роль только риск-ориентировки. А последнее слово остается за кредитной организацией.

Более того, Росфинмониторинг полагает, что органам банковского сообщества, например ассоциациям, следует вести собственные списки.

Поправка, предоставляющая соответствующие права организациям банковского сообщества, также готовится в настоящее время в рамках озвученного пакета, — говорит Ливадный. — Подобные перечни должны существенно повысить информированность кредитных организаций о мерах, предпринятых их коллегами, что не только будет способствовать очищению финансового сектора, но и обеспечит конкурентное равенство. Поскольку в противном случае, когда информация о рисковых клиентах остается эксклюзивными сведениями той или иной кредитной организации, другие, столкнувшись с этим клиентом и не обладая сведениями об их неблагонадежности, приняв их на обслуживание, окажутся перед возможностью финансовых и репутационных потерь.

В Росфинмониторинге утверждают, что на теневой сектор экономики приходится до 40% денежной массы. По последним данным ЦБ, объем сомнительных операций банковских клиентов в 2013 году достиг 1,5 трлн рублей, в полтора раза превысив показатель 2012 года.

Стоит отметить, что Банк России уже ведет списки компаний, исключенных из ЕГРЮЛ, ликвидированных предприятий (izvestia.ru/news/547421), а также российских компаний — участников внешнеторговой деятельности (izvestia.ru/news/558114), которые подозреваются в незаконном выводе средств за границу и легализации (отмывании) доходов, полученных преступным путем. Росфинмониторинг ведет список граждан, причастных к террористической деятельности. На сайте Федеральной налоговой службы есть сервис «Проверь своего контрагента». Новый список — подозрительных частных и корпоративных клиентов, — по замыслу Росфинмониторинга, должен стать новым орудием в арсенале банков.

В ЦБ лишь заметили, что законопроект находится в стадии обсуждения.

Законопроект, предусматривающий создание публичного перечня подозрительных клиентов, безусловно, поможет поставить заслон на вход в банк подозрительных клиентов, — комментирует предправления финансовой группы «Лайф» Александр Железняк. — В настоящее время не существует единой для всех банков базы сомнительных компаний и физлиц, замешанных в отмывочных схемах. Поэтому фирмы и люди, которым отказали в одном банке, мигрируют в другой — и он попадает на те же грабли. Но прежде чем в банке поймут, что это за клиент, пройдет время.

Эффективное использование таких сведений предполагает наличие структурированного файла в формате *.dbf и возможности закачать его в действующую программную систему банка для автоматизации процесса проверки, говорит начальник службы финансового мониторинга Бинбанка Дина Багатова. По ее словам, в случае юрлица по меньшей мере требуется информация о гендиректоре, собственниках и бенефициарных владельцах, информация о характере деятельности организаций, сведения о выявленных случаях совершения сомнительных операций; о физическом лице — ФИО, дата и место рождения, реквизиты документа, удостоверяющего личность, аргументы о «подозрительном» статусе.

По мнению начальника аналитического управления Национального рейтингового агентства Карины Артемьевой, логичнее разместить такой список в открытом онлайн-доступе на сайте Банка России. Изменения в список подозрительных клиентов должны вноситься не с какой-то дискретной периодичностью, а на постоянной основе, в непрерывном режиме, ведь помимо внесения в список возможна и процедура исключения из списка неблагонадежных клиентов, говорит собеседница. По словам Багатовой, есть смысл формировать единый перечень без деления на юридических и физических лиц, в алфавитном порядке, по принципу формирования перечня экстремистов. 

Зампред СДМ-банка Вячеслав Андрюшкин считает, что для банков в принципе не столь важно, как именно будет предоставляться доступ к перечню подозрительных клиентов — онлайн или по рассылке.

Главное — иметь возможность получить о клиенте как можно больше информации, — говорит Андрюшкин. — Чем больше данных, тем комфортнее работать банкам, которые заботятся о своей репутации и не хотят допускать репутационных рисков. Если клиент окажется в таком списке, в каких-то случаях банк начнет с ним сотрудничать, просто будет более пристально следить за его операциями.

Несмотря на рекомендательный для банков характер «списка подозрительных клиентов», вряд ли тот или иной банк решится обслуживать такого рода клиента, так как в противном случае на одной из последующих плановых проверок регулятора ему придется отвечать на массу соответствующих вопросов и обосновывать принятое решение, — рассуждает Артемьева.

Начальник аналитического управления банка БКФ Максим Осадчий напомнил, что одной из основных причин отзыва лицензий у банков (в этом году отозвано уже 55 лицензий, за весь 2013 год — 29) является именно нарушение «антиотмывочного» закона.

Например, из девяти лицензий, отозванных у банков за август, четыре были отозваны в том числе и за неоднократное нарушение требований 115-ФЗ, — привел пример Осадчий.